logo
Режиссер

Отклики

Отзыв от Валерия Александровича Иванова-Таганского о фильме «Серые волки и Стефания» А.Зариковского
от 04.05.2020

Воин, поздравляю тебя: фильм прекрасный! О чем он? На мой взгляд о рождении природы таланта. В фильме исследуется человеческое лицо.
  Это должно быть найдено, по причине абсолютной невозможности найти в творческом человеке – откуда, что у него берется. Это Божье таинство! Твой фильм, с удивительной изобретательностью и талантом, исследует и воссоздает это таинство, таинство рождения ДАРА. И все, что я хотел бы назвать, – “Сублимативное кино”. В истории человечества и в кинематографе, – это направление будет так и называться. Откуда, если кто-то должен спросить меня, кто-то из известных режиссеров заложил в киноиндустрии основу и является ОТЦОМ направления “Сублимативное кино” ?, Я отвечаю – Артур Зариковский. Это будет самая сильная сторона ее дарования. Спасибо тебе, ДРУГ МОЙ!Фильм является лучшим ответом на мерзкое оскорбление выдающегося режиссера и ЧЕЛОВЕКА АРТУРА ЗАРИКОВСКОГО! Твой Таганский. »
С уважением,
Валерий Александрович Иванов-Таганский,
Заместитель Председателя МГО Союза Писателей России
Секретарь Союза писателей России
Вице-президент Петровской академии наук и искусств
Академик Академии Российской словесности
Заслуженный артист России

Отзыв от Александра Владимировича Шпагина о фильме “Серые волки и Стефани” А. Зариковского от 05.05.2020

ГАРМОНИЯ ШТОРМА

«Артур Зариковский – совершенно отдельная фигура в нашем киномире. Вроде бы номинально он – документалист, но какой-то уж больно авторский, больно оригинальный. Кинематограф. 
   Когда-то подобный кинематограф проходил под названием «художественная документалистика». Термин ушел, и явное осталось только его название. 
     Все они были записаны в разных стилях, с бесконечно движущейся камерой. Стиль здесь – далеко не пижонство, не оригинальничанье как самоцель. Ни в коем случае. Форма напряженного лирического экспрессионизма, переходящий в острый, драматический импрессионизм, заставляющий зрителя думать и размышлять. Кажется, что они сами легко и свободно укладываются в самые разнообразные художественные комбинации. Тем не менее, если вы не хотите использовать в своих целях драматургию, происходящую на экране, риск обретения претенциозной каши, который будет сложно отыскать глубинную логику происходящего. И это происходит – в названии удачных работ режиссера. К счастью, их не так много.
     Сегодня он снял, пожалуй, лучший свой фильм – «Любовь в одном небе». Лучше всего – потому что наиболее цельный, выверенный, структурированный и законченный по концепции. Это была камера, которая была в самых разных условиях, как будто она забыла о них, что теперь у нее есть мучительные надежды отыскать утраченное. Она искала не просто смысл – она ​​искала смысл метафизический, искала сверхзадачу. Все было занято поисками. Который превращается в своего рода, но он требует агрессивного, почти необходимого, сбора.
     Таким образом, все стало не просто приемным, а отделочным от кинематографического. Идея к женщине – бери плетку, а «идешь» на Зариковского – готовься, что ты тут же будешь стегать, как коня, бросать в разные стороны. Забудешь дома 3D-очки для внутреннего зрения – рискуешь остаться в проигрыше. А значит, «выйдешь» из фильма ошеломленным, но усталым.
     И вдруг – в новом фильме – полная гармония. Властно ведущая тебя к обретению необходимого автору смысла – смысла его документальной притчи.
     Да вот только гармония эта опять «зариковская». Сплошные волны на экране, кадр в море, в горах, в запредельное небо – экран штормит, да как!
     Впрочем, как всегда у режиссера. Ведь речь идет о Федоре Конюхове – знаменитый путешественник, у которого есть бесконечное преодоление пространства.
     Есть ли в этом преодоление себя? Какое абсолютное соответствие самому себе? «Земля не может вращаться, пилот не может летать», а путешественник не может бороздить мир – все это – самые трудные, самые непостижимые его территории – и на земле, и в небе, и на море. Лента превращается в симфонию борьбы со всеми стихиями бытия – порою самыми невозможными. Это не приспособленные для этого средства. В самых непроходимых.
     Какая сила гонит Конюхова? Зачем? Ведь перед нами отнюдь не экстрим, а Путь. Я только не очень понятно, какую. И неизвестно, знает ли она ее сам.
     Он пытается разгадать себя – человек очень спокойный и даже умиротворенный, но достаточно закрытый. Может быть, подобное умиротворение – маска? Ведь он снова и снова в мире. Приходи, бог знает, куда идти.
     И вдруг – в финале – приходит к Богу. Конюхов становится священником. Оканчивает духовную академию и становится священником, обретает приход, применяется в церкви. Кто бы мог подумать…
     Я легко могу себе представить священника, потерявшего свою последнюю экспедицию, но никак не Колумба, не Беринга, не Чилингарова. И не Дон Кихота.
     Человек нарабатывал свою особую энергетику, как генератор – и вдруг успокоился. Он устал? Или его путь был слишком экстатическим? И, значит, может быть, ложным? И он растрачивал себя впустую?
     Мы все знаем, что Конюхов собирается в новый поход… После долгой паузы и, видимо, глобального метафизического примирения с миром – все сначала.
     Мы должны думать о том, чтобы изменить его. Собираться в свой собственный, отдельный Даже не выходящий из-за своего собственного рабочего стола. »

Отзыв от Натальи Павловой о фильме “Серые волки и Стефани”, “Любовь в одно небо” А. Зариковского 

  10.03.2020 года в библиотеке им. И.С.Тургенева прошел творческий вечер Артура Зариковского Смотрели два его фильма “Серый волк и Стефания” и “Любовь в одно небо”. Каждый кадр прекрасен, сделан с любовью, искусно, с глубоким чувством и высоким профессионализмом.
Артур Зариковский – мастер-художник, только в руках его не гипс, не мрамор, не холст с красками, а современная кинокамера. Каждый кадр, сделанный им – это картина, созданная с любовью и вдохновением, одновременно максимально просто и ясно отражающая естество жизни и человека в ней.
В фильме “Серый волк и Стефания” мы видим чудесный, почти боттичеллевский сюжет: милая маленькая девочка, точно ангелочек с полотен времен Возрождения, с пышным тельцем в забавных младенческих ямочках и складочках, с пухленькими ножками, которыми она робко делает свои первые шаги по песчаному пляжу. Так и хочется написать с нее картину, чтобы любоваться бесконечно…
Высокое искусство всегда вне времени, вне границ! Не так ли?
Ходят слухи, что теперь это называется детская порнография! Тогда как назвать все художественные галереи и музеи с их ангелочками? Как назвать? Как?…
Автор: Наталья ПАВЛОВА, писатель, член РСПЛ

Отзыв от Тамары Истоминой- актриса, поэт, пушкинист, исследователь прекрасного.. от 19.06.2020

СТЕФАНИЯ.. ET CETERA

Формат произведения искусства (коснемся только этого значения слова)— специфическая внутренняя организация произведения, соответствующая определённому жанру и стилю. А неформат — «то, что не соответствует формату чего-либо, выходящее за рамки чего-либо.. нерейтингово то бишь».- поясняет советский и российский лингвист, академик Российской академии наук по Отделению литературы и языка Андрей Анатольевич Зализняк.

Трудно найти в отчественном, да и в мировом, кинематографе более неформатного кинорежиссера, чем Артур Зариковский. Почему? Потому что у Зариковского неформатно всё, и прежде всего — жанр! Он не художественный и не документальный. Он особенный и особый, возможно, еще неназванный..

Фильм, о котором пойдет речь, только задуман и начал сниматься…

«О чем он? На мой взгляд о рождении природы таланта. В фильме исследуется человеческое лицо. <…> Твой фильм, с удивительной изобретательностью и талантом, исследует и воссоздает <…>  таинство рождения ДАРА»,- пишет Валерий Александрович Иванов-Таганский, обозначая жанр кинопроизведений Артура, как “Сублимативное кино”.

И с тем, и с другим трудно не согласиться. Однако мне видится в новом фильме Артура еще более широкий замысел все тревоги и надежды сегодняшнего мира, возлагаемые на его (мира) новую, пока не испорченную псевдо культурой, творческую ЗАВЯЗЬ. «Я искал такое существо, в котором соединились бы все женские качества. Я искал завязь женских качеств» (Юрий Олеша), И эта ЗАВЯЗЬ кинематографистом Зариковским найдена! Что может быть ближе для психоделического исследования, чем родное Существо — твой ребенок, которого ты видишь и познаешь каждый новый день его жизни?!

Что до определения еще до конца не определенного кинематографа Артура Зариковского, то мне видится в нем и “Суггестивное кино”.

Еще пара цитат. «Уже в этих начальных кадрах содержится если не фабульная завязка, то завязь мотивов, из которых разовьется фильм» (из книги М. Туровской «7 с 1/2 и Фильмы Андрея Тарковского»). «Она увидела завязь жизни там, где, по её разумению, её уже быть не могло» (Г. Щербакова, «Митина любовь»). Обе они как будто говорят о нашей “Стефании”. Почему такой Завязи “уже быть не могло”? Потому что трудно представить, как после “святых” 90-х (и по инерции далее) может снова родиться поколение не покупателей-потребителей, а — поколение естественных творческих проявлений, тех, которые “по образу и подобию”. А оно родилось! Родилось у творческих личностей, не только не умеющих себя защитить, но даже не знающих — как это делается!

Почему в трогательном фильме, начатом Артуром Зариковским, появились “серые волки”? Потому что произошла некая (по чьему-то разумению, экстремальная) ситуация, которую кинорежиссер даже затруднился классифицировать. Зато ее недвусмысленно классифицировали бдительные граждане нашей страны, перепуганные заморским поветрием педофилии и прочих неонапастей. Кто эти граждане? Прежде всего — «акулы» пера и ТВ-передач! Журналисты всякого толка бросаются нынче на любой “жареный” факт или случай, а конкуренция весьма значительная!

Журналист “Комсомольской правды”, ничтоже сумняшеся, не дожидаясь не то что предполагаемого им вердикта суда, а даже следственного решения, которое было вынесено 8 декабря 2017 года (“Постановление о прекращении уголовного дела” за отсутствием состава преступления), — тиснул 12 сентября 2017 года (аж за ТРИ месяца до “Постановления”!) в свой издательский орган порочащую кинорежиссера статейку о «вопиющем факте педофилии», случайно снятом на мобильный телефон случайно знакомой с “Комсомольской правдой” журналисткой. Что же он пишет, этот “спецкор пера”? «Скандал, грянувший в соцсетях в понедельник, 4 сентября, сделал неожиданный вираж. Напомню: вечер (но еще светло), дублер Ленинградки, темная машина. Рядом – бородатый дядя и девочка лет четырех-пяти со спущенными штанами <…>. У дяди в руках видеокамера»..

Статья здесь: https://www.msk.kp.ru/daily/26729/3756934/  

Отвечу эпиграммкой:

В кастрюльке-ядоварке

пыхтит гадючий смак,

а цимес весь — в поджарке

стряпухи Бабень-Яг…

С утра до ночи жарит

он конъектурный факт,

в статуте же — не шарит,

и портится экстракт!

Увы, ядовитый экстракт испортиться не успел — его подхватил небезызвестный тележурналист и телеведущий Андрей Малахов. Эфир состоялся 19 сентября 2017 года, через неделю после статьи в “Комсомольской правде” и за те же ТРИ месяца до прекращения «уголовного дела»! Приглашены были многие «прокуроры», «судьи»,  защитники (в прямом смысле слова). В числе первых: сам журналист спецкор “Комсомольской правды” Александр Рогоза, и руководитель движения «Сдай педофила» Анна Левченко (оба они были особенно агрессивно и непримиримо настроены); эксперты программы: экс-«ВИА Гра» Ольга Романовская, общественный деятель Нина Останина, актер Николай Храмов, продюсер Валерий Сергеев, заслуженная артистка РФ Энгелина Рогальская, отец 9-летнего мальчика Оскара Элиас Скавронски, председатель Комитета ГД по вопросам семьи Тамара Плетнёва, сексолог Екатерина Макарова, адвокат Татьяна Стукалова, супруга Артура Анна Зариковская и др.

«Та самая москвичка, увидевшая неоднозначное поведение мужчины с камерой (то ли “проходившая мимо”, то ли снявшая обычный бытовой эпизод “из приспущенного окна своей машины”), не смогла приехать на передачу, но в студии появилась ее адвокат Анастасия Ковалёва» (удивительное совпадение: у бдительной гражданки оказался даже личный адвокат!). Нам остается лишь поблагодарить адвоката Ковалёву за профессиональную формулировку: «То, что сейчас происходит (т.е. в эфире Малахова), можно назвать оценочным суждением. Но каждый из нас мог подумать то же, что и она» (снявшая мобильником непонятый ею эпизод).

Жаль, что это преждевременное “оценочное суждение” сослужило талантливому кинорежиссеру и любящему отцу такую непотребную службу! Спасибо всем добрым справедливым людям, выступившим в защиту Артура, ибо он сам совершенно неспособен себя защитить, что мы и увидели в передаче Малахова. Почему так? Будучи знакомой с Артуром не один десяток лет, могу засвидетельствовать: Артур по своему психотипу — сущий ребенок, который настолько чист в своих помыслах (а они — исключительно творческие), что он никогда не сможет понять — почему его пытаются обвинить в “педофилии” только за то, что его 4-х летняя дочь Стефания захотела “пи-пи”, а у него в руках была в этот момент не включенная кинокамера, с которой режиссер редко расстается. Да, только такой РЕБЕНОК может снимать такое непосредственное великолепное КИНО!

Не хочу становиться в позу проф-адвоката и объяснять доморощенным судьям, что педофилы не демонстрируют свою извращенность публично (ее демнострируют эксгибиционисты) или, — что у Артура не только толкового компьютера нет, но и монтажом он профессионально не занимается, по причине чего и не мог он “удалить” с видеокамеры что-либо “предосудительное”, в чем его также заподозрили горе-прокуроры: мол, он долго не открывал дверь, когда к нему постучали следователи!

Хочу также подчеркнуть два момента: 1) никто не должен думать, что мы (защищающие Артура) против бдительных граждан или против движения «Сдай педофила» — все это чудесно и похвально. 2) мы лишь против преждевременного судилища журналистов, создающих обвиняемому ими непоправимую репутацию, как человеку, так (в данном случае) — и творческой личности!.

Передача Малахова называлась «Сам себе режиссёр: Непристойное видео?». В любом случае, спасибо за вопросительный знак, иначе пришлось бы “взять под стражу” весь “прокурорский состав” эфира Малахова. Впрочем, взять некоторых из них под стражу можно и вне передачи тележурналиста.

Не знаю, как назвал бы (надеюсь, еще назовет) Артур Зариковский свой новый, необычайно трогательный фильм о СТЕФАНИИ, если бы не встретились ему на пути “серые волки”, которые ославили на всю страну ни в чем не повинного Человека, распугав тем самым всех потенциальных продюсеров и меценатов… Вот что вы наделали, господа-товарищи, своим преступным судилищем! А между тем:  

Душа не ведает могилы —

Она на жизнь обречена,

И фениксом нездешней силы

Атанасийствует она!

Что скажете вы Стефании, когда она повзрослеет? Что скажете детям своим, если они узнают о вашем судилище над Душой человеческой?  Что скажете, — сами представ перед судом Небесным?!

А вас, уважаемые меценаты, прошу возвыситься над публичной ложью и клеветой, как подобает Справедливости, и повернуться лицом к неординарному Дарованию, ибо настоящий художник во все времена беден.. безответен.. и нуждается в ВАС!

Кто я, взывающая к вашей справедливости? В прошлом актриса. Ныне — поэт, пушкинист, исследователь прекрасного.. С Артуром познакомились как единомышленники в сих сферах жизни. Артур работал над фильмом с Анастасией Ивановной Цветаевой, я служила в театре с актрисой Жанной Владимирской, которая создала с мужем и режиссером Алексеем Ковалевым гениальный моноспекталь «Час Души». Анастасия Ивановна сказала тогда, посмотрев этот   спектакль: Владимирская — единственная из актрис — встала вровень с Мариной Цветаевой.

С уважением к Артуру и всем благородным людям, Тамара Истомина

P.S. Материалы и выводы следствия читайте на сайте А. Зариковского

Откик от Леонида Михайловича Штерна, Президент Международного Шуховского Фонда. 25.06.2020

А.В. Зариковский – уникальный и талантливый режиссер-документалист, сценарист театра и кино (широкому кругу почитателей известны такие фильмы, как «Любовь в одно небо» (о Фёдоре Конюхове), «Формат – неформат с оркестром», и другие).

  Артур Васильевич так же является членом Союза Театральных Деятелей России, членом Совета учредителей «Общественного Московского Телевидения», инициатором и исполнителем ряда кино-проектов об известных деятелях культуры России (Алла Баянова – «королева» русского и цыганского романса, Н.Л.Дупак – легендарный Директор Театра на Таганке, Татьяна Самойлова (х/ф «Журавли»), и многих других).

О фильме “Серые волки и Стефания” Артура Зариковского от Станислава Айдиняна 26.06.2020

“Серые волки и Стефания” — новый фильм режиссера театра и кино Артура Зариковского носит все определяющие черты его авторского стиля. Камера, как ему свойственно, находится в непрестанном движении, она рождает все новые ракурсы, новые линии движения взгляда… Основная героиня фильма — Стефания, маленькая девочка, дочь режиссера, предстает перед зрителем в максимальной непосредственности и свободе детства. Она движется, познавая мир. Она убегает от преследования. Но даже ее бегство — это игра маленького существа, познающего мир. Зритель не скучает — стремительно появляются и гаснут образы на экране. Взволнованная женщина, и девочка с мальчишками-сверстниками…
Параллельно идет ненавязчиво введенная в фильм апологетическая линия. Дело в том, что режиссер был огульно обвинен — что он снимает ребенка не столь целомудренно, как того требовало бы воспаленное воображение мещан-моралистов. А он снимал девочку всегда и везде, во всех проявлениях. Он – отец, увлеченный режиссер и снимал он ее с любовью. Материал отснятый потом редакторски сокращал. Но ему попались люди испорченные, видящие во всем порок. Обвинили они его чуть ли не в порнографизме… Этим они уподобились деятелям печально известной ювенильной юстиции, которые готовы вырвать у отцов и матерей ребенка ни за что, просто за воспитующй шлепок по мягкому месту, и бросить этого ребенка в детский дом, или в другую семью, в которой нет детей и которая способна чиновникам заплатить… Но однако ложные обвинения А. Зариковскому были потом сняты. С ним не удалось расправиться фальшивым ревнителям морали, видящим в отцовском чувстве любви ее противоположность…
Артур Зариковский – автор многих фильмов. Есть фильм, посвященный жизни и личности Татьяны Самойловой, есть фильм о судьбе Валентины Малявиной. Есть фильм “Киноэскиз о жизни и смерти без колокольного звона”, героями которого — старейшая писательница России, признанный мастер мемуарного жанра, Анастасия Цветаева и ее сын А.Б. Трухачев. Фильм этот не создан по текстам А.И.Цветаевой. Это лирико-драматическая фантазия по мотивам собственных впечатлений от личности А.И.Цветаевой, ее окружения, ее творчества, ее семьи. Лента эта имеет историко-культурное значение. Киноматериала было отснято много и его хватило бы на еще серии фильмов цветаевской тематики. Все эти ленты были сняты в той же калейдоскопичной, динамичной, взволнованной, авангардной, спорной, и оптически дробной авторской манере режиссера. Желаем Артуру Зариковскому новых достижений на его творческом пути!..

Станислав Айдинян,
заместитель председателя Южнорусского союза писателей, академик Российской академии художественной критики, действительный член Европейской академии естественных наук, действительный член Международной академии современных искусств, вице-президент Российско-итальянской академии Феррони.

О фильме “Серые волки и Стефания” Артура Зариковского от Владимира Долинского 01.07.2020

Я не кинокритик, но как зритель могу сказать: необычно. Это интересно смотреть, слушать как авангардную музыку. Для нашего зрителя нужен новый продукт. Настоящие, новые фильмы.

Добрые слова от Феликса Медведева от 06.07.2020

Артур Зариковский, которого я знаю многие годы, один из ярких, самобытных деятелей искусства нашего времени, талантливый актер, сценарист, режиссер, подвижник культуры. Я давно слежу за работой друга и с неподдельным восторгом смотрел его фильмы об Анастасии Ивановне Цветаевой, Татьяне Самойловой, Валентине Малявиной, Федоре Конюхове и другие работы, которые подкупают тонким психологизмом и человеческой достоверностью.

Самые, пожалуй, главные черты искренней натуры Артура – открытость сердца и наивное восприятие окружающего мира, который, к сожалению, не всегда расположен по-доброму к его художническому целомудрию.

Желаю Артуру творческого вдохновения, новых «неформатных» ракурсов в жизни и в работе, а еще так необходимых в наше коммерческое время встреч с людьми, заинтересованными в продвижении настоящего отечественного искусства.

О фильме “Формат неформат” от Льва Алабина.

30.08.2013

Родные души

«Формат – неформат с оркестром» – фильм Артура Зариковского, который всем рекомендую посмотреть.  В нем мы узнаем себя, современных русских людей, наших современников, соотечественников.
И надо же, нас соединяет не только территория. Мы узнаем здесь близких по духу людей.   Это родные нам люди. В этом  фильме ни слова о деньгах, (наконец-то). Ни слова о кризисе, инфляции,  коррупции, политике. От всего этого мы  тут отдыхаем.  Здесь говорят о душе, причем без всякого умствования. Говорят нараспашку.  Не заботясь о своем имидже, рейтинге, реноме, макияже. Говорят не боясь,  что их не поймут, высмеют за такую зашкаливающую откровенность эмоций. Говорят, на улице,  говорят  дома, раздеваясь до трусов, и, кажется, что даже рвут на себе последнюю рубашку, вместе с еще советской, недоношенной майкой. И рождаются такие слова, какие  не найдет, не напишет никакой драматург, никакой сценарист, никакой поэт. Это  слова самого сердца.  Персонажи этого фильма говорят о любви, о Боге, говорят о душе, и смысле жизни, говорят о поэзии (оказывается это не менее насущно, чем хлеб) И говорят так, словно их прорвало. Говорят навзрыд, говорят взахлеб, на разрыв аорты.
     Эта лента снята самым демократическим образом. Автор сценария, оператор, режиссер, продюсер, все в одном лице – Артур Зариковский.  Так что, конец безумным блокбастерам, с миллиардными бюджетами. Теперь фильм может снять каждый.
Да, этот фильм вполне оправдывает свое название. Он не формат, и не формат в больших степенях, и даже где-то хвалится, гордится этим своим качеством. Неформат  неформатов, неформат неформалов.  Фильм о  ненормальных неформалах, которыми мы все и являемся, потому что никакая рыночная экономика не отучила нас, прежде всего, думать о нравственности, не отучила, прежде всего,  искать Бога, и не где-нибудь, на стороне, а в собственном сердце. Фильм, который хочет стать как бы вне бурливого потока современного искусства. Фильм, обращенный к зрителям, и только, к зрителям, но не к администрации телевизионных каналов, не к  отборочным комиссиям фестивалей. Фильм, нужный только  нам.  Мы, ныне живущие россияне, наконец видим, насколько нас оболгали, насколько реальная наша  жизнь отличается от всего того,  что мы видим в ее отражении. По–прежнему для нас, русских, главное, это душа. Душа, и больше ничего. Как пишет в Интернете одна зрительница, –  я не знаю языки, я не жила в других странах, но  почему-то ясно представила себе, что только мы, только в России могут так говорить о Боге, могут так искренне искать душу. И свою, и чужую.   Я тоже не знаю, права ли она, пусть и в других странах  ищут Бога,  я буду только рад.
   Дело не в этом, а в том, что здесь мы узнаем себя. Таких тем, таких людей, таких характеров  нет в зарубежных фильмах и мы, безусловно, затосковали по ним.  И вот, наконец, получили.
  Когда один известный критик посмотрел фильм, то он… Ну что он? Как вы думаете? Написал большую статью? Разрыдался… Нет, он просто вынул из кармана  деньги на тираж, и озвучивание. Его имя, кстати, попало и в титры.  Я тоже критик, и не могу не видеть, что в этом фильме множество фильмов. Этот фильм кажется чрезмерно длинным, вернее, затянутым.  Кажется что галерея человеческих лиц, попадающих в кадр, никогда не закончится. И у каждого человека свой мир, своя боль. Но на обсуждениях, которые часто  (почти всегда) проходят после  показов, приходится слышать, что зрители хотели бы смотреть все дальше и дальше, и  они сожалеют,   что фильм кончился. Вот как затосковал народ по родным душам то!
Не подумайте, что фильм о проблемах интеллигенции. Здесь  такого слова вообще не существует.  В нем лучшие монологи принадлежат сапожнику, а  философом оказывается  – бомж и бродяга.  Здесь люди объединены вне рамок сословий, годовых доходов, и образовательных цензов.
  Лента представляет собой причудливую мозаику  из совершенно разных сюжетов, которые сами по себе уже   являются законченными фильмами.  Склеен фильм рифмами, что для кино совершенно не характерно. Эту ленту уже окрестили стихотворением. Да, это явление поэтического кинематографа. Музыкальные клипы, появляющиеся в кульминационных местах, продолжают  откровения  участников уже бессловесным языком музыки.
Фильм показывается, и довольно часто. Только надо знать места.  Шел он в  Доме Актера, в ЦДРИ, в Доме Цветаевой, в общественных, культурных центрах, в библиотеках. В конце концов, его можно посмотреть и в Интернете.  http://zarikovskiy.ru/movie/ (автор не против).
   Так что подпольная культура, русский андеграунд,  продолжаются.  И сопротивление растет.
Лев Алабин

Опубликовано  здесь:
http://old.litrossia.ru/2013/33-34/08247.html